• пятница
    25 мая
  • USD
    -0.29%

    61.41q
  • EUR
    -0.24%

    72.01q
  • Нефть
    -1,15%

    78,79$
Эдуард Шарафиев: в 12 лет я работал помощником комбайнера

Герой нашего рассказа широко известен как политик и бывший глава Октябрьского сельского поселения, ведь совсем недавно ему достался, мягко говоря, не самый лучший в республике поселок, из которого он сделал чуть ли не образцовое место для комфортного проживания людей. Но задача нашего бизнес-журнала показать Эдуарда не как политика или главу поселка, а как предпринимателя. Как человека умеющего зарабатывать деньги, как руками, так и головой.

Свои первые деньги Эдуард заработал в 12 лет. Летом его отправляли на родину матери в село Федоровское, которое находится в Кайбицком районе Республики Татарстан. Но молодой пацан предпочитал не резвится с одногодками, не купаться, не бегать по полям, а приезжать на эти поля в 5 утра вместе с комбайнером и помогать ему. Подобное действие мотивировалось желанием купить магнитофон, чтобы слушать любимую группу «Любэ». На первые заработанные в 1996-м году деньги, а это было ни много, ни мало 1 миллион 200 рублей (1200 рублей после деноминации), Эдуард купил магнитофон, джинсы и свитер. Сейчас он признается, что среди кассет помимо записей «Любэ» были и хиты группы «Руки Вверх», но последние предназначались скорее для привлечения девушек.

56e7f1ef97288.jpg

Не остановившись на достигнутом, Эдуард продолжил «вкалывать», ему даже довелось побывать трактористом на культовом гусеничном «ДТ-75». Долгие каникулы позволяли усиленно работать, чтобы потом потратить деньги на подготовку к школе. Парень не сидел, сложа руки, даже во время учебного года и использовал любую возможность заработать. Например, некоторое время он трудился в роли ночного «директора» на автостоянке. Работа для Эдуарда была необходимостью, ведь в 12 лет он попал в интернат для детей из неполноценных семей. Увы, отец в одиночку не мог справляться с воспитанием, ведь маму семья потеряла, когда Эдуарду было всего лишь 8 лет...

«Вообще у меня особенное отношение к ребятам, попавшим в интернат. Я всегда стараюсь помогать таким. Моего интерната уже нет, на его месте сейчас школа олимпийского резерва, но я приезжаю в другие интернаты и оказываю помощь», — говорит Эдуард.

Когда встал вопрос поступления в университет, Эдуарду помог счастливый случай. На тот момент он работал помощником экспедитора в организации, которая занималась прокладкой газовых труб. Однажды руководство отдало приказ списать несколько никому не нужных установок по сварке полиэтиленовых труб эти станки и избавиться от них, но с максимальной выгодой для предприятия. Так получилось, что за ними приехали из лаборатории «КАИ» (Казанский авиационный институт, сейчас КНИТУ им. Туполева). Ребята предложили обменять станки на несколько квот для поступления сотрудников компании в высшее учебное заведение. Так Эдуард стал студентом, впоследствии он же и проходил практику на этих станках. Благодаря тому, что обучение в институте было модульным, он мог позволить себе продолжать работать.

56e7f1f769d1a.jpg

Пожалуй, после окончания института в жизни Эдуарда и началось все самое интересное. Немного поработав в разных организациях, он с компаньонами учредил собственную компанию, выступающую посредником между страховыми фирмами и лицами, желающими застраховать свое имущество. За каждого привлеченного клиента они получали от 5 до 25 процентов от суммы сделки. Наиболее перспективное сотрудничество было налажено с сетью автосалонов, где все новые автомобили страховались через компанию Эдуарда. Тогда и начали «приходить» большие деньги. А за большими деньгами начали выстраиваться в очередь друзья, друзья друзей и вообще неизвестные люди, все начали просить в долг.

Как сказал Франклин, «кредиторы отличаются лучшей памятью, чем должники». Просто так одалживать всем желающим было занятием рискованным и неприбыльным, ведь деньги должны делать деньги, а не лежать мертвым грузом, да еще и в чужом кармане. Было принято решение открыть микрофинансовую организацию, выдающую займы населению на короткий срок. В то время компания Эдуарда была одной из первых на татарстанском рынке.

56e7f20087dc0.jpg

«Рынок тогда был новый и свежий, а клиенты более дисциплинированные. Выдаваемые займы воспринимались как кредиты и всегда вовремя возвращались», — вспоминает Эдуард.

С недобросовестными клиентами вели индивидуальную работу, в крайних случаях обращались в суды. После получения исполнительных листов работа по взысканию уже велась судебными приставами. Никаких коллекторских организаций тогда еще не было — все было конструктивно и в рамках закона.

Работали до того момента, пока не начался неконтролируемый рост численности подобных организаций. В результате значительно выросла конкуренция и увеличился объем невозврата, заемщики стали более избалованными. Со временем пришло понимание, что люди, которые берут подобные микрозаймы на короткий срок, затем «попадают» на большие годовые проценты. Посчитайте сами, если взять деньги под 2% в день и вернуть их через неделю — это еще терпимо, а если затянуть с возвратом на год, то придется возвращать 730%! Осознание всего этого привело Эдуарда к мысли выйти из бизнеса.

Так принято решение подготовить бизнес на продажу. В итоге компания была продана за солидную сумму в 20 миллионов рублей. Однако сам момент выхода из бизнеса оказался для нашего героя роковым. Нельзя просто так взять, и выйти из состава учредителей, для начала необходимо ввести в документы новых владельцев, а через какое-то время уже уйти самому. Для людей, не знающих всех юридических тонкостей, это выглядит, словно учредители так и остались компаньонами, а бизнес в итоге не был продан, и все это было сделано для отвода глаз. Сейчас неосведомленностью читателей активно пользуются журналисты некоторых изданий, чтобы очернить репутацию Эдуарда.

В продолжение истории новые владельцы компании приняли решение не только выдавать займы, но и принимать денежные средства у населения под видом вкладов. Внезапно что-то пошло не так, и вкладчики потеряли свои сбережения. Неизвестно, входило «кидалово» в изначальный замысел предпринимателей или просто удача отвернулась от них. На данный момент с этим делом разбирается следствие, и наказывать виновных уже будет суд.

56e7f20de0225.jpg

«Я не могу нести ответственность за тех людей, которые купили у меня бизнес. В то же время, я и не снимаю с себя моральную ответственность. В любом случае, решать будет суд, и виновных накажут по справедливости. Все же попытки приобщить меня к этому делу и измазать грязью я считаю уделом слабых людей, которые не могут обойти меня благими делами», — рассуждает Эдуард о случившимся.

Сейчас Эдуард занимается политикой и общественной работой, занимает кресло депутата муниципального района (кстати, работа таких депутатов не оплачивается). Политика для Эдуарда стала призванием, этим он «болеет» и вкладывает в свою деятельность душу. Чтобы содержать семью и не голодать денег хватает, так как часть средств от продажи компании была вложена в недвижимость. Да и на широкую ногу он не живет, отдыхает с семьей на даче, выходные проводит с родными.

Кстати, своих детей он баловать тоже не собирается, и оставлять им богатства в наследство не планирует. Считает, что самое главное обеспечить им здоровье и образование, а остального они добьются сами, ведь каждый из нас сам выбирает свой путь.

Текст: Никита Перфильев, фотографии: Никита Перфильев и личный архив Эдуарда Шарафиева.

1226
0
21 апреля 2016 в 12:00
Комментарии

Комментариев к данному репортажу еще не было

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегестрироваться.