• воскресенье
    17 декабря
  • USD
    0%

    58.9q
  • EUR
    0%

    69.43q
  • Нефть
    -0,19%

    63,23$
Госдума намерена бороться с телефонными мошенниками из тюрем

В качестве способа борьбы телефонным мошенничеством, Госдума рассматривает возможность введения уголовной ответственности за передачу запрещенных предметов осужденным, находящимся в местах лишения свободы. За первое подобное нарушение закона предусматривается штраф, а за рецидив – уже трехлетний срок наказания в тюрьме. Однако многие представители правоохранительных органов считают, что делу поможет только полное отключение мобильной связи на территории пенитенциарных учреждений.

Наверное, чуть ли не каждому приходило сообщение с текстом наподобие: «Мама, у меня серьезные проблемы, срочно кинь деньги на этот номер. Объясню все потом». Вариантов возникшей проблемы используется множество, да и диапазон требуемой суммы очень широк, но суть одна. В большинстве случаев люди только посмеются на этим посланием и сразу забудут о нем. Однако, когда после такой SMS-ки родители по стечению обстоятельств не могут дозвониться до любимого чада, нервы у некоторых не выдерживают.

Для многих заключенных мошенничество по телефону или через интернет является в колониях единственным и верным источником заработка. А учитывая, что за проживание и питание они государству не платят, отбывание срока может позволить им скопить неплохой стартовый капитал для «вольной» жизни.

В 2015-м году совершено 38 114 преступлений с использованием мобильных средств связи. Сколько из них приходится на сидельцев из мест не столь отдаленных, точно никто не знает. Первый замдиректора ФСИН России Анатолий Рудый утверждает, что 1238. Замначальника Главного управления уголовного розыска (ГУУР) Александр Фролов — что каждое третье. Начальник ГУВД Москвы Анатолий Якунин говорит, что по Москве количество таких преступлений с 2013 года выросло на треть. И это при том, подчеркивает он, что далеко не все жертвы мошенников обращаются в полицию.

Сейчас за передачу запрещенных предметов грозит лишь небольшой штраф: от 3000 до 5000 рублей. Сами сотрудники ФСИН признают, что решить проблему классическим путем просто невозможно: «Чем больше мы изымаем, тем больше растет цена доставки мобильника на территорию исправительного учреждения. Когда стоимость достигает уровня месячной зарплаты сотрудников, они часто не справляются с искушением», — говорит Рудый.

Сейчас размер штрафа планируют повысить до размеров 100-300 тысяч рублей. Однако и эта мера может не дать эффекта, ведь в организацию мошенничества порой бывает втянута и администрация исправительных учреждений. Член СПЧ Андрей Бабушкин приводит такой пример: «Я беседовал с 12 гражданами, которые при помощи мобильной связи совершали мошенничества. И наиболее интересна история господина Д.. Он рассказал, что был вовлечен в телефонное мошенничество с подачи сотрудников исправительного учреждения. Более того, с подачи администрации этой деятельностью параллельно занимались несколько бригад, которые соревновались, кто больше граждан «разведет». И использовались при этом не только телефоны мобильной связи, но и служебные», — поведал правозащитник.

Как уже отмечалось выше многие правоохранители видят решение в полном отключении мобильной связи в местах заключения, однако связисты считают что технически это почти невозможно: «Надо учитывать, что сотовая связь в своей основе имеет такое физическое явление, как распространение волн. Ограничить его бетонным забором какого-либо учреждения фактически невозможно», — объясняет замминистра связей и массовых коммуникаций Дмитрий Алхазов.

По его словам, многие исправительные учреждения находятся в черте города. И отключение мобильной связи в них может привести к тому, что граждане, которые не имеют стационарных телефонов, не смогут даже вызвать службы экстренной помощи в критических ситуациях. «Иначе у нас половина Самары останется без сотовой связи», — обрисовал Алхазов перспективу подобного подхода. Поэтому такое решение возможно, только если колония находится в Сибири. Впрочем, Минкомсвязи поддержит идею о блокировке операторами связи по представлению ФСИН конкретных мобильных номеров, которые используются на территории колонии. «Вот такой путь можно рассматривать», — говорит Алхазов.

Идея с полной блокировкой мобильных номеров на территории исправительных учреждений тоже плоха, считает Бабушкин. По его словам, при таком решении проблемы многие адвокаты, члены ОНК, следователи и работники прокуратуры просто останутся без средств мобильной связи.

245
0
24 марта 2016 в 10:06
Комментарии

Комментариев к данному репортажу еще не было

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегестрироваться.